Современный человек очень материалистичный и практичный. Плохо это ли это или хорошо, но это факт. Мы всегда и во всем ищем выгоду. Это отчасти влияние цивилизации, времени, обстановки, общего современно менталитета. На самом деле исполнение своего предназначения и должно быть целью, к которой мы стремимся, выполнение своего призвания – это и есть наша награда. Мы с вами, современные люди, очень далеки от этого чистого понимания, нам нужно разъяснить и втолковать, что же мы получим, какую выгоду будем иметь.

Мы упоминали уже о том, что настоящее счастье и успех может принести деятельность в рамках своего предназначения, своей миссии жизни. Поговорим об этом подробнее.

Мы ошибочно полагаем, что наши чувства, тело, разум, отношения с другими людьми, взгляды на мир не зависят друг от друга, обособленны. На самом деле мы удивительно гармоничны, все наши элементы невероятно соединены множеством связей. Наши эмоции могут влиять на самочувствие и болезни (то есть на тело), наш разум может спровоцировать эмоции, наши взгляды на мир могут повлиять на отношения с другими людьми. Все взаимосвязано и подобрано наилучшим способом.

Непоседливые дети становятся танцорами, усидчивые дети становятся мастерами, те, кто с детства умел выгодно обменяться камушками и цветочками и накопить у себя кладезь уникальных предметов, потом оказываются прирожденными банкирами. При условии, что родители, мода или образование не увели их от первоначальной стихи, в которой они были сильны. Меня поразила одна история, рассказанная в книге Кена Робинсона–«Призвание. Как найти то, для чего вы созданы, и жить в своей стихии».

Джиллиан было всего семь лет, однако ее будущее уже оказалось под угрозой. Ее успеваемость в школе была просто отвратительной. Джиллиан с опозданием выполняла задания, ее почерк был ужасен, а результаты контрольных — удручающие. Кроме того, девочка отвлекала от занятий весь класс: то шумно ерзала на месте, то глядела в окно, вынуждая учителя прерывать урок, чтобы вновь привлечь ее внимание, то мешала своими выходками сидящим вокруг нее детям. Джиллиан все это не особенно волновало — она привыкла, что взрослые делают ей замечания, и действительно не считала себя трудным ребенком, — однако учителя были обеспокоены. Ситуация достигла апогея, когда руководство школы написало письмо ее родителям.

Учителя считали, что у Джиллиан проблемы с обучаемостью и что, возможно, для нее будет лучше перейти в школу для детей с ограниченными возможностями. Все это происходило в начале 1930-х годов. Я думаю, сегодня бы сочли, что у нее синдром дефицита внимания с гиперактивностью, и посадили бы ее на психотропные препараты. Однако в те времена этого термина еще не придумали.

Родители Джиллиан, получив письмо из школы, очень обеспокоились и немедленно начали действовать. Мать Джиллиан одела дочь в лучшее платье и туфли, собрала ее волосы в аккуратные хвостики и привела к психологу, опасаясь самого худшего.

Джиллиан рассказала мне, что помнит, как ее пригласили в большую комнату, обитую дубовыми панелями, где на полках стояли книги в кожаных переплетах. В комнате возле большого письменного стола стоял представительный мужчина в твидовом пиджаке. Он провел Джиллиан в дальний конец комнаты и усадил на огромный кожаный диван. Ноги Джиллиан не доставали до пола, окружающая обстановка настораживала. Она нервничала по поводу того, какое впечатление произведет, поэтому села на руки, чтобы не ерзать.

Психолог вернулся к своему столу и в течение последующих двадцати минут расспрашивал мать Джиллиан о трудностях дочери в школе и о проблемах, причиной которых, по словам учителей, являлась девочка. Не задавая ни одного вопроса самой Джиллиан, он все время внимательно наблюдал за ней. Из-за этого Джиллиан испытывала крайнюю неловкость и смущение. Даже в столь нежном возрасте она понимала, что этот человек сыграет значительную роль в ее жизни. Она знала, что означало посещать специальную школу, и не хотела иметь с этой школой ничего общего. Она действительно не считала, что имеет какие-то реальные проблемы, но, кажется, все вокруг думали наоборот. Судя по тому, как ее мать отвечала на вопросы, возможно, что даже она так считала.

«Кто знает, может, они и правы», — размышляла Джиллиан, сидя на диване.

Наконец мать Джиллиан и психолог закончили разговаривать. Мужчина поднялся из-за стола, подошел к дивану и сел рядом с девочкой.

—    Джиллиан, ты вела себя очень терпеливо, спасибо тебе за это, — сказал он. — Но потерпи еще немного. Сейчас мне нужно поговорить с твоей мамой наедине. Мы выйдем на несколько минут. Не беспокойся, это совсем ненадолго.

Джиллиан с опаской кивнула, и двое взрослых оставили ее в комнате одну. Однако, выходя, психолог, перегнувшись через стол, неожиданно включил радио.

Как только они вышли из комнаты в коридор, доктор сказал матери Джиллиан:

—   Постойте здесь минутку и посмотрите, чем она занимается.

В стене находилось окно, через которое можно было видеть, что происходит в комнате. Взрослые стояли так, что Джиллиан не могла их видеть. Почти сразу же девочка вскочила на ноги и начала двигаться по комнате в такт музыке. Двое взрослых несколько минут молча наблюдали за девочкой, пораженные ее естественной, почти первобытной грацией.

Наконец психолог повернулся к матери Джиллиан и сказал: «Знаете, миссис Линн, Джиллиан не больна. Она танцовщица. Отведите ее в школу танцев».

Я спросил Джиллиан, что произошло потом. Она ответила, что мать последовала совету психиатра.

—  Я не могу передать, как это было чудесно, — рассказала она мне. — Я входила в комнату, полную таких же людей, как я. Людей, которые не могли долго сидеть на месте. Людей, которым для того, чтобы мыслить, необходимо было двигаться.

Она начала раз в неделю ходить в школу танцев и каждый день тренировалась дома. В конце концов она поступила в Королевскую балетную школу в Лондоне. Затем Джиллиан присоединилась к Королевской балетной труппе, стала солисткой и объехала с выступлениями весь мир. Когда этот этап ее карьеры завершился, молодая женщина создала собственную студию мюзикла и поставила ряд весьма успешных шоу в Лондоне и Нью-Йорке. Затем она познакомилась с сэром Эндрю Ллойдом Уэббером, в сотрудничестве с которым были созданы знаменитые мюзиклы «Кошки» и «Призрак оперы», получившие фантастическое признание и имевшие колоссальный успех.

Кен Робинсон «Призвание. Как найти то, для чего вы созданы, и жить в своей стихии».

s1_377200_55

Поразительно насколько в Джиллиан было продумано природой все, для того, чтобы себя реализовать в сфере своего призвания. И темперамент, и характер, и способности, и желания. И так с каждым из нас. Мы созданы, чтобы реализоваться в своей сфере. И что не менее важно – нам дается много, когда мы реализуемся в своей сфере. Итак, что же дает нам реализация предназначения?

  • Мы становимся счастливее, когда делаем то, что является нашим призванием. Потому что нам нравится сама деятельность, сама работа, она доставляет огромное удовольствие и наслаждение, сам процесс дарит счастье.
  • Мы становимся экспертами. Потому что мы хотим и жаждем работать, мы желаем развиваться и повышать квалификацию в своей деятельности. Нас никто не заставляет, мы делаем это сами и с огромным удовольствием. Поэтому мы в разы продуктивнее тех, кто делает это по принуждению или по обстоятельствам.
  • Мы достигаем успеха. Потому что желание работать, совершенствоваться и одновременно с этим радость от самого занятия приводит к тому, что мы продвигаемся в области нашего предназначения, мы растем и добиваемся вершин. Этот процесс происходит сам собой, даже если это не было конечной целью.
  • Когда мы находится в своей стихии, мы по-другому мыслим, по-другому осознаем себя. Мы понимаем, насколько мы гармоничны, мы понимаем наши настоящие фундаментальные ценности и жизненные принципы, мы видим наши истинные цели, не навязанные социумом или близкими. Мы понимаем, кем мы являемся и что мы хотим привнести в эту жизнь.
  • Мы осознаем свою причастность к великому и огромному миру. Мы понимаем, что не просто проживаем свою жалкую жизнь: родился, ел, пил, спал, работал и умер. Нет, мы понимаем, что делаем пусть небольшое, но ценное и важное дело, мы можем оставить наследие после себя, которое еще будет приносить пользу миру.
  • Мы уже говорили, что часто недооцениваем свои способности, особенно творческие. Но истинное призвание раскрывает настоящий, глубокий потенциал человека, задействуя не только наши творческие, но и другие широчайшие возможности, таланты и взгляд на мир. Мы в повседневной жизни используем столь незначительную часть своего интеллекта, что, если это будет продолжаться и дальше из поколения в поколение, то мозг наш атрофируется за ненадобностью.

s1_377217_97

По-настоящему весь потенциал интеллекта, который уникален и многогранен у каждого человека, мы можем раскрыть и использовать в своем предназначении. Может быть не в полной мере, но значительно больше, чем делаем это сейчас.

Интеллект – это не только совокупность академических знаний и стандартных логических и математических возможностей. Это широкая, многогранная и уникальная у каждой личности способность человека познавать, анализировать и рефлексировать обо всем, что человека волнует. Интеллект неразрывно связан с эмоциями, мировосприятием и жизненными принципами человека. Наш интеллект удивительно подходит под деятельность нашей миссии. Только там мы можем его проявить в полной мере.

Думаю после этих слов у вас не осталось сомнений, что нужно искать и реализовывать свое призвание, поскольку оно дает такие преимущества, о которых можно только мечтать. Но все более чем реально. Главное – это понять свое призвание.
Успехов и счастья!

Нравится? Поделитесь материалом
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •